«Все фронтовые дни прошли под стоны раненых солдат…»

23 апреля 2020


Сегодня в рамках спецпроекта «Женское лицо войны», посвященного 75-летию Великой Победы история Агнессы Ачатовой. Она ушла на фронт из Сибирского отделения добровольцев, её военной профессией стало спасение солдатских жизней. В 1943-м чуть не погибла сама, помогая раненому, была комиссована с тяжелейшими травмами. А после Победы защитила кандидатскую по филологии в ТГУ, вышла замуж и вопреки запретам врачей стала матерью.

Агнесса Андреевна Ачатова родилась 26 декабря 1922 года. До войны она выучилась на педагога в Колпашево, преподавала историю и русскую литературу в Молчановской средней школе. В начале Великой Отечественной Агнесса окончила курсы медсестры. В июне 1942 г. ушла на фронт из Сибирского отделения добровольцев.

«Первый день моего боевого крещения слился для меня в какой-то общий хаос от взрыва снарядов и мин, свиста пуль, криков «Ура» и стонов раненых, моих бедных товарищей, с которыми только вчера, накануне наступления, мы как-то особенно задушевно и тихо пели «Бьется в тесной печурке огонь…», – вспоминает томичка.

Она вынесла с поля боя и перевязала множество раненых. За участие в боях за Великие Луки в 1943 году была награждена орденом Красной Звезды. Особо запомнился сибирячке и последний день на войне.

«Район Локни, где вела бои наша дивизия в конце февраля и начале марта 1943 года, представлял собой сплошные лесистые болота, топи, перерезанные многими речушками, уже покрытыми поверх льда водой. Абсолютное бездорожье, многочисленные заминированные немцами поля и проволочные заграждения делали наше наступление особенно трудным. Здесь 1 марта и был конец моего фронтового пути. Батальон, с которым я шла в бой в то утро, пересек редкий болотистый лесок и вышел на открытое поле. Немцы обрушили на нас шквал минометного огня. То тут, то там поднимались снежно-земляные столбы от разрывов мин и снарядов. Начинался обычный день боев. Я уже перевязала несколько раненых и теперь, пригибаясь, бегом догоняла бойцов своего батальона, продвигавшихся вперед (на фронте я, кажется, больше всего боялась остаться одна)…Боец в маскировочном халате, возможно разведчик, был ранен в живот. Я стала перед ним на колени и поспешно начала разрезать ножницами, висевшими у меня на шее, маскировочный халат…И почти в то же время за спиной раненого поднялся зловещий столб снега и земли. Сколько пролежала я, оглушенная взрывом, не знаю. Когда ко мне вернулось сознание, я поняла, что бой идет где-то уже далеко, а я одна лежу на этой мертвенно-серой земле, сплошь усыпанной черными воронками. Боец, которого я собиралась перевязывать, лежал рядом. Он был мертв. На него пришлись все те смертоносные осколки, которые, возможно, предназначались мне. На мою долю их досталось только четыре. Так мы и лежали рядом, я и мой невольный спаситель, пока наши бойцы не нашли меня и не вынесли в расположение командного пункта батальона», — в красках вспоминала эти мгновения Агнесса Ачатова.

Агнесса Ачатова после войны окончила историко-филологический факультет Томского государственного университета. В 1953 году защитила кандидатскую диссертацию. С первого года преподавательской деятельности читала курсы по истории русской и советской литературы.

«Всей своей судьбой Агнесса Андреевна преодолевала жестокие обстоятельства, и прежде всего это, конечно, относилось ко времени ее фронтовой биографии. Сколько ни размышляй о том, как могла маленькая девчонка таскать с поля боя раненых – тяжеленных мужиков – никогда не получится сколько-нибудь приблизиться к пониманию этого. И в послевоенной жизни война не отпускала: деформированная рука, невозможность, как говорили врачи, родить ребенка. Она стала матерью – тоже вопреки всем запретам и предупреждениям. Агнесса Андреевна жила очень интенсивно и полнокровно. Она как будто торопилась добрать всё то, что чего ее в молодости пыталась лишить война. Она была наделена безупречным вкусом в одежде, прическе, знала секреты женской неотразимости. Была прекрасной хозяйкой; каждый раз, когда оказываюсь рядом с домом, где она жила, смотрю невольно на когда-то ее окна. В любом застолье оказывалась душой компании, с блестящими карими глазами, способная подхватить удачную шутку, умеющая рассказать острый анекдот», — так вспоминала о своей коллеге по кафедре Анна Сваровская.

Как и многие ветераны, Агнесса Андреевна редко надевала боевые награды. Впрочем, сохранились эксклюзивные фотографии, на которых она улыбается, и на груди – тесно от медалей и орденов. Полную версию истории медсестры и филолога читайте и слушайте на портале Tomsk.ru.

Редакция НовоТОМСК